Правдивая история одного производства или еще раз об импортозамещении

Закон об импортозамещении, застал петербургскую  компанию «Бродвей» врасплох. Как и большинство российских  компаний, она вела вполне себе безбедное существование, покупая подметально-уборочную технику за рубежом и перепродавая в России.

Июль 2014 года все перевернул –  государственным  и муниципальным компаниям, которые составляли 90% от всех клиентов «Бродвея» запретили покупать импортную технику.

Опыта производства у руководителей  «Бродвея» – двух девушек, не было. Был лишь накопленный опыт по ремонтам и сервисному обслуживанию импортных подметально-уборочных машин, а также знание их сильных и слабых сторон при эксплуатации в России. И еще было четкое пониманию того, что назад дороги нет, комфортное «купи-продай» закончилось, и надо либо налаживать производство своей машины, либо уходить из развиваемого годами родного бизнеса. Решение было очевидно – идти вперед, несмотря ни на что.

Используя весь накопленный опыт, была разработана и, наконец, выведена на серийное производство подметально-уборочная машина «Бродвей», которая  является, пожалуй, самой производительной и экономически эффективной машиной для уборки городов. В ней соединились все положительные характеристики уже полюбившейся уборочным предприятиям немецкой машины BRODDWAY SENIOR и были устранены недочеты, выявленные в процессе эксплуатации в России, например, чувствительность топливной системы к качеству дизеля, который в России «несколько отличается» от европейского. Некоторые элементы пришлось оставить импортными, так как российское производство еще не вышло на требуемое качество.

Проделав сложный путь от перепродавцов до производителя за достаточно короткий период, хочется отметить все положительные и отрицательные стороны, а также рассказать о трудностях организации собственного производства, с которыми сталкиваются большинство компаний-производителей техники специального назначения в России.

Начну с положительного момента: закон об импортозамещении дал реальный толчок в развитии российского производства. Произошел полный выход из зоны комфорта «купи-продай» из за рубежа в Россию, не вкладываясь в инжиниринговые разработки и производственные мощности с длительным сроком окупаемости, высокими рисками и стоимостью денег. Пришлось вкладываться или закрываться!

Теперь немного о сложностях. С моей точки зрения, Россия была  не подготовлена к этому закону и быстрому созданию собственных производств.

Отмечу три основных проблемы:

Во-первых, отсутствие профильно подготовленных кадров (российская система среднего специального технического образования нуждается в серьезной реформации. На рынке труда явный переизбыток юристов, маркетологов и экономистов и явная нехватка грамотных технических специалистов, умеющих работать руками);

Во-вторых, отсутствие инфраструктуры для организации малых производств. Ведь, производство подметально-уборочной или дорожно-строительной техники штучное, так как рынок продаж специфичен и ограничен достаточно небольшим количеством покупателей. При этом, большинство частей и элементов такой техники достаточно высокотехнологичны и должны быть изготовлены на дорогом  специализированном оборудовании, покупку которого производственная компания себе позволить не может. И дело не в стоимости, а в том, что при штучном производстве оборудование будет недозагружено и никогда не окупится.

Как это организовано в Европе? Производители спец. техники, например, из Италии, Германии или Франции размещают заказы на высокотехнологичные части своих машин в специализированных производственных компаниях, которые владеют необходимым оборудованием и полностью загружены заказами подобных небольших производителей. Сами же они осуществляют только финальную сборку и технологически несложные операции. Всем выгодно. Результат: высокое качество, высокая производительность труда, небольшая себестоимость. В России же такие  производственные компании, где есть подходящее  оборудование и можно разместить заказ,  получив детали быстро и качественно, можно пересчитать по пальцам. Либо это большой завод, который достаточно неповоротлив и принимает только очень крупные заказы, либо «Иваныч» в ангаре с допотопным оборудованием, долгими сроками и соответствующим качеством.  Результат: постоянные срывы сроков производства, простои, замораживание оборотных средств.

В-третьих, дороговизна заемных средств и сложность их получения под развитие производства. Российский банк не имеет права по директивам Центробанка  выдать кредит даже под очень перспективный бизнес-план  (как, например, возможно в Швейцарии или Германии). Требуется  ликвидный залог, которым начинающее предприятие, скорее всего, не обладает. Результат: развитие производства и выход на высокое качество происходит гораздо медленнее, чем могло бы при хорошей финансовой подпитке.

Однако, вопреки всем сложностям, развитие  российских производств идет. И показывая своим детям «Бродвей», убирающий улицу, я с гордостью говорю: «его сделала мама».

 

 

Юлия Синицына, коммерческий директор ООО “Бродвей Рус”